Время узнать правду!

7 087 подписчиков

Свежие комментарии

Дебилизация под видом модернизации. Реформу образования продвигают Греф, Сбер и Всемирный банк

Дебилизация под видом модернизации. Реформу образования продвигают Греф, Сбер и Всемирный банк

Уж сколько раз врачи, учителя и другие эксперты предупреждали, что цифровизация образования несёт опасность для здоровья детей! Но некоторые чиновники с завидным упорством продолжают не просто настаивать на своём, но и пытаются ускорить приход "цифры" в школу. Почему они не хотят услышать доводы тех, кто заботится о будущем наших детей? В этой сложной теме в студии "Первого русского" разбиралась Анна Шафран и эксперты Елена Мильская и Анна Швабауэр.

Про изменения в Конституцию, согласно которым дети стали приоритетом государственной политики, Анна Шафран в своих программах напоминала не раз. И не устаёт цитировать снова:

Дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России. Государство создаёт условия, способствующие всестороннему духовному, нравственному, интеллектуальному и физическому развитию детей, воспитанию в них патриотизма, гражданственности и уважения к старшим.

Эти тезисы, уверена ведущая, невозможно толковать двояко. Приоритет – значит самое важное, самое главное. А всестороннее развитие –  это то, при котором не страдает ни духовность, ни нравственность, ни интеллект, ни физическое здоровье.

Детям наносится вред. Почему на это закрывают глаза?

Так почему же тогда государство закрывает глаза на то, как детям наносят безусловный и однозначный вред, пытаясь лоббировать дистанционное образование и электронную школу, недоумевает Анна Шафран.

Вот ещё одна цитата. О том, какой вред цифровое образование наносит детскому здоровью, сказала глава Роспотребнадзора Анна Попова:

Сегодня наши коллеги в разных странах публикуют данные, а мы занимаемся изучением этой проблемы, о растущих миопиях, близорукости у детей, которые долгое время учатся дистанционно. Очевидны и другие нарушения здоровья. 

Когда дистанционку вводили из-за ковида, у чиновников по крайней мере было формальное оправдание. Хотя отмечу, что подавляющее большинство врачей сходятся в том, что дети, во-первых, практически не болеют ковидом, а во-вторых, не являются переносчиками болезни. Ладно, это уже в прошлом, даже если это была ошибка, она уже совершена и теперь надо думать, как её исправить.

Но вместо того, чтобы исправлять ошибку, некоторые чиновники продолжают утверждать, что дистанционное образование и электронная школа – это именно то, что прямо сейчас необходимо нашим детям. Неужели чиновники не понимают, что цифровая школа отупляет наших детей, удивилась Анна Шафран.

Сторонники цифровизации слышат только себя

Несколько дней назад в Совете Федерации прошла дискуссия на тему "Семья и государство: новые конституционные возможности взаимодействия в обеспечении права детей на образование".

К сожалению, дискуссия не вполне состоялась: сторонники тотальной цифровизации образования очень плохо слушают альтернативную точку зрения и воспринимают факты как личные оскорбления, что много говорит об их готовности к предметному разговору.

В этой дискуссии, если можно её так назвать, участвовала эксперт подкомитета по гражданскому и семейному праву Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Анна Швабауэр и председатель попечительского совета Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям Елена Мильская.

И если Анна Швабауэр ещё смогла высказаться и даже закончить своё выступление, то Елене Мильской фактически не дали ничего сказать.

Анна Шафран: Вас прервали буквально на полуслове. О чём же вы таком говорили, что ваши оппоненты не пожелали вас выслушать?

Елена Мильская: Я не первый раз выступала в Совете Федерации и с некоторыми сенаторами даже сотрудничала. И это первый случай, чтобы оппоненты так явно показывали своё нежелание что-то выслушать. Странно, что некоторые руководители и сенаторы почему-то считают ниже своего достоинства выслушать людей, которых они представляют. Я увидела, что мы теряем живое общение в буквальном смысле.

Правила диктует Всемирный банк

– О чём вы хотели сказать в Совете Федерации? Какие основные тезисы?

Е.М.: Я надеялась объяснить, что когда нам говорят, что цифровизация необходима, а дистанционное образование – это результат свалившейся на нас пандемии, то это всё неправда.

На самом деле всё начиналось задолго до этого, ещё в 2010 году, когда ВШЭ, "Сколково", Агентство стратегических инициатив и некоторые другие институты стали выдавать один за другим доклады о цифровизации, о необходимости трансформации нашего государства, убеждая общественность, что будущее – за дистанционным образованием, а без этого нам своих детей никак ничему не научить.

Затем, уже в 2018 году, буквально за три месяца до того, как у нас был представлен нацпроект "Образование", Всемирный банк опубликовал доклад "Конкуренция в цифровую эпоху: стратегические вызовы для Российской Федерации". В этом документе, который скорее можно назвать инструкцией к исполнению, говорилось, что Россия отстаёт в плане образования и ей срочно необходимо переходить на "цифру", а дистант – это неотъемлемая часть развития общества будущего.

– То есть можно предположить, что нацпроект "Образование" во многом опирается на предложения, которые внесены Всемирным банком в отношении образовательной системы в России?

Е.М.: Конечно. Кроме того, в 2020 году Высшая школа экономики представила проект "Универсальные компетентности и новая грамотность. От лозунгов к реальности", который реализовывался по инициативе и при поддержке благотворительного фонда Сбербанка "Вклад в будущее". Среди авторов – и иностранные граждане. И в этом проекте можно увидеть очень многое, в том числе полное погружение в цифровую среду.

Отмечу, что все доклады, представленные в нацпроекте "Образование", имеют источники из-за рубежа. Но стоит только нам об этом заговорить, как нас сразу называют маргиналами, которые пытаются всех загнать в пещеры. Зато посмотрите, что написано в этом докладе ВШЭ, я процитирую: "Марьи Ивановны теперь не будут пользоваться авторитетом. Мы заберём у них его".

Речь идёт о наших учителях, которые учили наших родителей, нас самих и наших детей. И это написано прямо в докладе ВШЭ. А основной постулат звучит так: "В российских детских садах никогда не было образовательной атмосферы, это были камеры хранения для детей". И это тоже цитата, заметьте.

На следующий вопрос ведущая попросила ответить Анну Швабауэр.

– Скажите, почему, на ваш взгляд, в Совете Федерации не получилось предметного обсуждения этой темы о цифровизации образования?

Дебилизация под видом модернизации. Реформу образования продвигают Греф, Сбер и Всемирный банк

Модератор круглого стола в Совете Федерации постоянно прерывала выступающих с альтернативной точкой зрения. Это и неудивительно: едва ли человека, настолько далёкого от проблем образования, как сенатор Любовь Глебова, могут волновать угрозы, существующие в этой сфере. Фото: Pravda Komsomolskaya/Globallookpress

Анна Швабауэр: Возможно, дело в том, что модератор мероприятия поддерживает цифровизацию. Для меня это единственное объяснение. Мне не дали возможность рассказать всё, что я запланировала, в том числе о научных исследованиях, доказывающих вред тотальной цифровизации, которая нам навязывается, и о методических материалах, на базе которых сейчас строится вся законодательная реформа в сфере образования. Оба этих блока из моего выступления выпали. После мероприятия в личной беседе мне объяснили, что всё это вообще не интересует модератора.

Справка ЦГМодератором упомянутого круглого стола в Совете Федерации была Любовь Глебова – сенатор от Удмуртии.

  • В 1981 году она окончила Арзамасский педагогический институт по специальности "учитель русского языка".
  • С 1981 по 1992 год была на комсомольской работе в городе Горький (ныне Нижний Новгород). 
  • с 1992 по 1998 год занималась организацией лотерей.
  • в 2009 году защитила докторскую диссертацию, которая впоследствии признана научным сообществом плагиатом.
  • Является одним из идеологов введения в российских школах ЕГЭ.

– То есть опять получается, что вопросами образования занимается человек, у которого нет ни стажа, ни опыта работы в среде, хотя бы как-то связанной с образованием.

Кто главные идеологи реформы образования? Билл Гейтс и Герман Греф

А.Ш.: Если говорить об упомянутом проекте ВШЭ, то можно было бы напомнить и о более раннем докладе "Будущее образования. Глобальная повестка", который появился в 2013 году, а также о докладе "Образование для сложного общества" профессора практики Московской школы управления "Сколково" Павла Лукши, выпущенном в 2018 году. В последнем есть примечательные фразы. К примеру, говорится, что "ключевые цели реформы образования – это, во-первых, цифровая революция и, во-вторых, внедрение так называемой ученической самостоятельности".

Если мы заглянем в методички фонда Сбера "Вклад в будущее", то под персонализацией образования там подразумевается перевод на самообучение на цифровых платформах под руководством искусственного интеллекта. Учителю же отводится только роль наставника. А в упомянутом докладе Павла Лукши прямо сказано, я цитирую:

Необходимо отказаться от прежних представлений об образовании, изменить все институты и правила, которые мешают образованию быть гибким. Устаревшие системы оценивания, жёстко заданные стандарты учебной деятельности, ограничения в системе управления и финансирования. Различные стейкхолдеры признают, что система образования поломана. Это утверждение можно услышать в выступлениях огромного числа деловых лидеров от Германа Грефа до Билла Гейтса.

То есть вот они, основные "идеологи" реформы образования в нашей стране – Гейтс и Греф. И одной из главных задач на ближайшее время названо сокращение издержек на обучение с помощью новых образовательных технологий. Но мы понимаем, каким образом их будут сокращать.      

– Вот это очень интересный момент. Во-первых, бизнес-подход, он, конечно, не может воодушевлять подавляющее большинство граждан нашей страны. И второе, вот те самые люди, которые у нас де-факто являются идеологами того, что в образовании происходит.

Е.М.: Хотела бы добавить, что спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко была очень возмущена докладом министра просвещения Сергея Кравцова, с которым он выступил на "правительственном часе" в верхней палате российского парламента 27 января. И на круглый стол мы как раз и собрались, чтобы решить вопросы по поводу нацпроекта "Образование". Но обсуждений никаких не получилось – просто как стена какая-то.

– А это очень интересный момент, который вы сейчас обозначили, потому что я хочу вас здесь поддержать. Совет Федерации в лице Валентины Ивановны Матвиенко в последнее время особенно внимательно относится, скажем так, к чаяниям граждан. И неизменно выступает на стороне именно граждан России. Что далеко ходить – одно из последних выступлений даже по поводу песни, которую Манижа будет исполнять на Евровидении. Она задалась вопросом: что это и каким образом проходило голосование на Первом канале? По поводу ковид-паспортов также Валентина Ивановна выражала недоумение.

Методички с отсылкой к Клаусу Швабу

А.Ш.: Если вы позволите, я бы хотела продолжить, потому что меня этот доклад с методичками, которые лежат в основе реформы, просто шокировал до глубины души. Там говорится, что в эпоху тотальной цифровизации человечество будет соединено на глобальном уровне через мобильные человеко-машинные устройства, и это изменит представления о том, что значит быть человеком. Понимаете, какая идеология в основе этого всего? А дальше идёт перечень компетенций будущего со ссылкой на Всемирный экономический форум Клауса Шваба.

То есть нам навязывается такая повестка. И этими методичками многие граждане озабочены. Нам фактически навязывают чуждую повестку в сфере образования, а в нашем национальном органе государственной власти ничего слышать об этом не хотят. Но почему-то сильно напрягаются, когда мы начинаем говорить, что все эти процедуры и реформы запускает Всемирный банк.

К примеру, на сайте фонда Сбербанка "Вклад в будущее" размещён протокол одного из мероприятий, состоявшихся в самом конце 2020 года. Заместитель главы Сбера Мария Ракова, в своё время курировавшая шесть подпроектов нацпроекта "Образование", сообщила, что Грефом приняты предложения провести конференцию по теме цифровизации образования. Главная цель мероприятия – разработать документ, устанавливающий основные ценности образования для всего мира и который будет принят Всемирным банком. Предположительная дата конференции – сентябрь 2021 года.

То есть эти люди и структуры хотят влиять на наше национальное образование, перевести его на какие-то глобальные рельсы и платформы. А мы при этом, вполне понятно, утратим собственный суверенитет в образовательной повестке нашей страны.

– Чиновники от образования часто задают такие вопросы: почему вы цитируете какие-то методички? Это же не документы, которые вышли из недр, скажем, Минпросвещения. Что можно ответить на это?

А.Ш.: Мы уже сейчас видим и в документах Минпросвещения, и на практике реализацию всех этих вещей. В распоряжении Р-44 от мая 2020 года прямым текстом рекомендуется всё то, что описывается в книге Клауса Шваба "Четвёртая промышленная революция". Там явное идеологическое совпадение – и искусственный интеллект, и использование ИИ для симуляции поведения учителя, и геймификация, и виртуальная среда, и дополненная реальность.

Даже соглашение о развитии киберспорта заключено с участием Министерства просвещения. При этом есть масса научных исследований, доказывающих, что зависимость от интернет-игр влечёт за собой структурные изменения мозга, аналогичные тем, что возникают при зависимости от психотропных веществ. В Минпросвещения это знают или нет?

Е.М.: Есть и другие аналогичные постановления. Вот, к примеру, документ "О проведении эксперимента по внедрению цифровой образовательной среды". Это постановление вывешено на сайте для ознакомления и голосования. И вот результаты: 400 голосов за такой эксперимент и более 50 тысяч – против. Но между тем это всё продвигается.

А нам в это время говорят, что вы там какие-то сумасшедшие, маргиналы, верите в какой-то заговор.

Электронное образование – не для элиты и избранных

– Если я правильно понимаю, в США и Европе не очень спешат внедрять это самое цифровое электронное образование. Более того, если мы смотрим на элиты, то они вообще своих детей отдают в школы классические, а вовсе не электронные. У нас как-то по-другому происходит. 

Е.М.: Вы знаете, как раз в докладе "Глобальная повестка" сказано, что очная форма обучения будет доступна только богатым и избранным людям. И то – в малом объёме. И появятся такие понятия, как "людиардеры", человек как капитал. Эта сфера "человекокапитала" ещё не освоена, и бизнес должен её открыть для себя.

Искусственный интеллект задаст каждому свою траекторию. Настроил – и человек будет садовником или уборщиком. И не важно, что кто-то хочет быть водителем или кем-то ещё. А от траектории, которая выстроена на основе анализа ваших биометрических данных, эмоций, поведения, вы отойти не сможете. Вот к такому нас готовят?

– Но эти самые хозяева денег, которые продвигают электронное образование по всему миру, для себя и для своих собственных детей эту модель не предполагают.  

Деградация под видом модернизации

Завершая программу, Анна Шафран отметила, что один из главных рисков, самых серьёзных ударов, которые может нанести по образованию цифровизация, – это разрыв существовавшей веками связки учитель-ученик. Ведь даже после Октябрьской революции большевики, немного поэкспериментировав с "педологией" и другими образовательными извращениями, вернулись к классической школе. И получившие образование в советской школе люди создали мощнейшую научную и производственную базу, на которой мы существуем до сих пор.

А вот заочное образование во все времена считалось некачественным именно из-за отсутствия преподавателя. Но теперь нам предлагают, по сути, перевести на заочку всю страну, просто под красивым цифровым соусом. 

Вроде бы у нас сейчас в стране стабильность, ни о каких революциях речи не идёт. Так почему же в образовательной сфере тихой сапой пытаются протащить такие революционные изменения, на которые не осмелились даже большевики, задаётся вопросом ведущая.

Самое неприятное в поведении наших оппонентов – это то, как они передергивают факты. Ведь никто не предлагает вернуться в пещеры или отказаться от развития каких-то важных научных сфер. Просто уберите свои электронные руки от системы, которая на протяжении веков обеспечивает передачу знаний и воспитание людей.

Под видом модернизации нам предлагают деградацию. Вместо суверенизации отдают наших детей под контроль иностранных технологий, а значит – иностранных государств. Из прошедшей сквозь века фигуры учителя делают приложение к машине.

Именно этого допустить никак нельзя, если мы хотим, чтобы Россия и дальше оставалась научной державой, если мы хотим, чтобы наши школьники получали действительно качественное образование, которое поможет им и нашей стране быть конкурентоспособными в стремительно меняющемся мире, если мы хотим, чтобы наши дети были здоровыми во всех смыслах – так, как это записано в Конституции.

И последнее. Ведь все суперсовременные компьютеры и смартфоны, искусственный интеллект и прочие достижения цивилизации изобрели люди, которые учились в самых обычных, а не цифровых школах.

Программы Царьграда

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх